пятница, 3 июня 2016 г.

Фридрих Ницше (афоризмы)



Жить — это сжигать себя и все-таки не сгореть.


В одиночестве ты сам пожираешь себя; на людях — тебя пожирают многие: теперь — выбирай!


Невозможно быть свободным от того, от чего убегаешь.


Всегда замечал я, что супруги, составляющие плохую пару, самые мстительные: они готовы мстить всему миру за то, что уже не могут расстаться.




Очевидно, только моя голова неправильно посажена мне на плечи, потому что все другие гораздо лучше знают, что мне нужно делать и чего избегать. Только сам я, жалкий безумец, не могу ничего посоветовать себе! Не похожи ли мы все на статуи, которым приставили чужие головы?



Только тот, кто строит будущее, имеет право быть судьей прошлого.


Несчастным или счастливым человека делают только его мысли, а не внешние обстоятельства. Управляя своими мыслями, он управляет своим счастьем.



Важна не вечная жизнь, но вечная жизненность.



После опьянения победой возникает всегда чувство великой потери: наш враг, наш враг мертв! Даже о потере друга мы жалеем не так глубоко, как о потере врага.



Остерегайтесь морально негодующих людей: им присуще жало трусливой, скрытой даже от них самих злобы.



Чем больше человек молчит, тем больше он начинает говорить разумно.



Ты называешь себя свободным. Свободным от чего, или свободным для чего?



Сотворить идеал — это значит переделать своего дьявола в своего Бога. А для этого надобно прежде всего сотворить своего дьявола.



Любовь есть такое состояние, когда человек по большей части видит вещи не такими, каковы они есть.



Если хочешь услышать о себе хорошее — умри.



Причинять боль тому, кого мы любим, — сущая чертовщина. По отношению к нам самим таково состояние героических людей: предельное насилие. Стремление впасть в противоположную крайность относится сюда же.



Героизм — это добрая воля к абсолютной самопогибели.



Раскаиваться — значит прибавлять к совершенной глупости новую.



Все препятствия и трудности – это ступени, по которым мы растем ввысь…



Каждый гений носит маску.


Те, кто танцевали, казались безумцами тому, кто не мог услышать музыку.



Чем выше мы поднимаемся, тем меньше и ничтожнее кажемся тем, кто не может взлететь.



Кто не хочет видеть в человеке того, что в нем возвышенно, особенно зорко присматривается к тому, что в нем низменно и поверхностно — и этим выдает самого себя.



Вернейший способ испортить молодое поколение — научить их выше ценить единомышленников, чем тех, кто думает иначе.


Мы хвалим то, что приходится нам по вкусу: это значит, когда мы хвалим, мы хвалим собственный вкус – не грешит ли это против всякого хорошего вкуса?



Несбывшееся бывает куда важнее случившегося...



Человеком владеет любовь, а любит он то, что уходит.



Что собственно возмущает в страдании, так это не само страдание, а его бессмысленность.



Людям, до которых мне хоть сколько-нибудь есть дело, я желаю пройти через страдания, покинутость, болезнь, насилие, унижения — я желаю, чтобы им не остались неизвестны глубокое презрение к себе, муки неверия в себя, горечь и пустота преодоленного; я им нисколько не сочувствую, потому что желаю им единственного, что на сегодня способно доказать, имеет человек цену или не имеет: в силах ли он выстоять.


Есть дающие натуры и есть воздающие.


Где тот, который признал бы, что ты прав? Так признай сам себя правым!



Тот, кто борется с монстрами, не сможет уберечь себя, чтобы самому не стать монстром.



Истина не многословна, для лжи слов всегда недостаточно.



Учиться любить, учиться быть добрыми, надо с детства.



Люди, вспыльчивые, как огонь, и быстро охладевающие – в целом ненадёжны.



Если вы решили действовать, закройте двери для сомнений.



Либо вы поднимитесь вверх на одну ступень сегодня, или соберитесь с силами, чтобы подняться на эту ступень завтра.



Легче справиться с нечистой совестью, чем с дурной репутацией.


Мечтатель отрицает правду сам перед собой, лжец перед другими…



Мы любим жизнь, не потому что мы привыкли жить, а потому что мы привыкли любить.



Опасность мудрого в том, что он больше всех подвержен соблазну влюбиться в неразумное.



Разума лишает не сомнение, а уверенность.



Меня потрясло не то, что ты солгал мне, а то, что я больше не верю тебе…



Cпасти мужчину от комплекса неполноценности может любовь мудрой женщины.


В конечном счете, человек любит свои желания, а не желаемое.


Поверхностные люди должны всегда лгать, так как они лишены содержания.



Надо учиться любить себя — любовью здоровой и святой, чтобы оставаться верным себе и не терять себя.



Только человек сопротивляется направлению гравитации: ему постоянно хочется падать вверх.



Хваля, хвалишь всегда самого себя; порицая, порицаешь всегда другого.



Одиночество придает нам большую черствость по отношению к самим себе и большую ностальгию по людям: в обоих случаях оно улучшает характер.


Я не понимаю, к чему заниматься злословием. Если хочешь насолить кому-либо, достаточно лишь сказать о нем какую-нибудь правду.



Те, кто до сих пор больше всего любили человека, всегда причиняли ему наисильнейшую боль; подобно всем любящим, они требовали от него невозможного.



Я ненавижу обывательщину гораздо больше, чем грех.



Испытывал ли я когда-нибудь угрызения совести? Память моя хранит на этот счет молчание.


Долгие и великие страдания воспитывают в человеке тирана.



Ревность — остроумнейшая страсть и, тем не менее, всё ещё величайшая глупость.



Многие люди не становились оригинальными мыслителями только потому, что имели слишком хорошую память.



«Это было», — сказала Память. «Этого не могло быть», — сказала Гордость. И Память сдалась.


Часто лицемерие у нас называют правилами приличия.



Я питаю недоверие ко всем людям, постоянно наводящим порядок, и держусь от них подальше. Желание привести всё в порядок обнаруживает недостаток порядочности.



Если есть Зачем жить, можно вынести почти любое Как.



Вовсе нелегко отыскать книгу, которая научила нас столь же многому, как книга, написанная нами самими.


В мире больше кумиров, нежели настоящих героев.



Добродетель опровергается, если спрашивать, «зачем?»…



Дано ли нам постичь глубину ночи при свете дня?


Легче простить врагу, чем другу.


Ничто не покупается за большую цену, чем частица человеческого разума и свободы.


То, что меня не убивает, делает меня сильнее.



Всегда есть две морали: мораль господ и мораль рабов.



У одного одиночество – это бегство больного, а у другого – бегство от больных.


Там, где нельзя больше любить, там нужно пройти мимо.



Человек забывает свою вину, когда исповедался в ней другому, но этот последний обыкновенно не забывает ее.



С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем глубже уходят корни его в землю, вниз, в мрак и глубину — ко злу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Еще в этом блоге