пятница, 3 июня 2016 г.

Маргарет Митчелл (афоризмы)



Жизнь не обязана давать нам то, чего мы ждем. Надо брать то, что она дает, и быть благодарным уже за то, что это так, а не хуже.

Я никогда не принадлежал к числу тех, кто терпеливо собирает обломки, склеивает их, а потом говорит себе, что починенная вещь ничуть не хуже новой. Что разбито, то разбито. И уж лучше я буду вспоминать о том, как это выглядело, когда было целым, чем склею, а потом до конца жизни буду лицезреть трещины.

Человек не может двигаться вперед, если душу его разъедает боль воспоминаний

Войны всегда священны для тех, кому приходится их вести. Если бы те, кто разжигает войны, не объявляли их священными, какой дурак пошел бы воевать? Но какие бы лозунги ни выкрикивали ораторы, сгоняя дураков на бойню, какие бы благородные ни ставили перед ними цели, причина войн всегда одна. Деньги. Все войны, в сущности, — драка из-за денег. Только мало кто это понимает. Все слишком оглушены фанфарами, барабанами и речами отсиживающихся в тылу трибунов.



Никто с таким жаром не доказывает свою правдивость, как лжец, свою храбрость — как трус, свою учтивость — как дурно воспитанный человек, свою незапятнанную честь — как подонок.

Чтобы брак был счастливым, муж и жена должны быть из одного теста.

Быть непохожей на других… это грех, который не прощает ни одно общество. Посмей быть непохожим на других — и тебя предадут анафеме!

А когда слишком долго откладываем признание, его все труднее сделать, и наконец наступает такой момент, когда оно просто становится невозможным.

Если вы ничего плохого не делаете, то лишь потому, что вам не представилось возможности

Смерть, налоги, роды. Ни то, ни другое, ни третье никогда не бывает вовремя.

Люди могут простить почти всё - не прощают лишь тем, кто не интересуется чужими делами.

Есть много способов убить кошку, не обязательно закармливать её маслом.

Ну почему, чтобы заполучить мужа, нужно строить из себя дуру?

В жизни бывают взлеты и падения, и с этим приходиться мириться. Я-то уж знаю: ведь в нашей семье, да и в семье доктора этих взлетов и падений было предостаточно. И наш девиз такой: «Не вопи — жди с улыбкой своего часа».

Ничто в целом свете не может нас подкосить, а вот сами мы себя подкашиваем — вздыхаем по тому, чего у нас больше нет, и слишком часто думаем о прошлом.

Мы склоняемся перед неизбежным. Но не как пшеница, а как гречиха! Когда налетает буря, ветер приминает спелую пшеницу, потому что она сухая и не клонится. У спелой же гречихи в стебле есть сок, и она клонится. А как ветер уймется, она снова подымается, такая же прямая и сильная, как прежде.

Ни один мужчина, который настолько глуп, чтобы приходить в восторг от этого жеманства, притворных обмороков и лицемерных «О, какой вы замечательный!», не стоит того, чтобы за него бороться.

О том, что будет завтра, я подумаю завтра.

Я смастерила красивый костюм и влюбилась в него. А когда появился он, такой красивый, такой ни на кого не похожий, я надела на него этот костюм и заставила носить, не заботясь о том, годится он ему или нет. Я не желала видеть, что он такое на самом деле. Я продолжала любить красивый костюм, а вовсе не его самого

Столько есть всего, о чем надо подумать. Зачем забивать себе голову тем, чего уже не вернешь, — надо думать о том, что еще можно изменить.

… это очень плохо для женщины-познать самое страшное, потому что тогда она перестает вообще чего бы то ни было бояться. А это скверно, когда у женщины нет страха в душе. Бог предназначил женщине быть скромным, боязливым существом, а если женщина ничего не боится, в этом есть что-то противное природе… Нужно сохранить в себе способность чего-то бояться, так же, как способность любить…

Джентельмен всегда делает вид, что верит даме, даже если он знает, что она говорит неправду.

Как только спустишься вниз до конца, дорога может вести только вверх.

Я не должна рыдать, я не должна просить. Я не должна делать ничего такого, что может вызвать его презрение. Он должен меня уважать, даже…, даже если больше не любит меня.

Только потеряв свою так называемую «репутацию», вы начинаете понимать, какая это обуза и как хороша приобретенная такой ценой свобода.

Я люблю младенцев и маленьких детей, пока они еще не выросли, и не стали думать, как взрослые, и не научились, как взрослые, лгать, и обманывать, и подличать.

Завтра будет совсем другой день.

Люди будут кудахтать и мотать головами, чтобы я ни делала. Так что я буду делать то, что хочу, и так, как хочу!

Ноша создана для плеч, достаточно сильных, чтобы ее нести…

К чему мне все это, если я не могу иметь того, кого хочу?

Но мне наплевать на то, что они думают. Я не позволю себе обращать на это внимание. Я просто не могу сейчас обращать на это внимание. Но наступит день, наступит день…

Обманывать себя — удел натур слабых

Плох тот человек и плох тот народ, который сидит и льет слезы только потому что жизнь складывается не так, как хотелось бы.

Наверное, можно закрасить пятна у леопарда, но, сколько их ни крась, он все равно леопардом останется.

Вы ведь любите говорить правду о других — почему же не любите слышать правду о себе?

Слишком много в ней благородства, чтобы она могла поверить в отсутствие благородства у тех, кого любит.

Не хотел он, чтобы Скарлетт слышала, как будут заколачивать гроб. И тут он прав. Запомни, Скарлетт: пока ты этого не слышишь, человек кажется тебе живым. А вот как услышишь... Да, это самый страшный звук на свете — звук конца...

Когда во что-то вкладываешь свой труд, начинаешь это любить.

Я и сам не знаю, когда я толком понял, что моему театру теней пришел конец. Но я знал, что все кончено и я больше не могу быть просто зрителем. И я вдруг обнаружил, что нахожусь на сцене, что я — актер, гримасничающий и попусту жестикулирующий.

Большие деньги можно сделать в двух случаях: при созидании нового государства и при его крушении. При созидании это процесс более медленный, при крушении — быстрый.

Желать — это ещё не значит получить. А жизнь ещё не научила тому, что победа не всегда достаётся тем, кто идет напролом.

Женщины обладают такою твёрдостью и выносливостью, какие мужчинам и не снились — да я всегда так и считал, хотя с детства мне внушали, что женщины — это хрупкие, нежные, чувственные создания.

Если я был когда-либо сильный, то лишь потому, что она стояла за моей спиной.

Она любит вас. Так что придётся вам нести и этот крест.

И если можешь, старайся не быть большей дурой, чем ты есть на самом деле.

Впрочем, настоящие леди редко, на мой взгляд, бывают привлекательными.

Джентельмены не любят чересчур самостоятельно мыслящих женщин.

Чтобы выжить в трудные годы, семья должна противостоять судьбе единым фронтом.

Если мужчина был когда-нибудь её поклонником, у неё навсегда сохранялось убеждение, что он в какой-то мере принадлежит ей, и все его славные деяния возвышали её в собственных глазах.

— Будь я его женой, со мной он стал бы совсем иным!
— Вот оно что, ты так полагаешь? Плохо же ты знаешь мужчин.

И сильная духом своего народа, не приемлющего поражения, даже когда оно очевидно, Скарлетт подняла голову. Она вернет Ретта. Она знает, что вернет. Нет такого человека, которого она не могла бы завоевать, если бы хотела.

Да женщины могут все на свете, и никакой мужчина им не нужен, разве только, чтоб делать детей. А уж что до этого, то, право, ни одна женщина, если она в своём уме, не станет по доброй воли заводить ребёнка.

Это была ошеломляющая мысль — о том, что женщина может вести дело не хуже мужчины, а то и лучше.

Если вы не как все, то всегда будете одиноки — всегда будете стоять в стороне не только от ваших сверстников, но и от поколения ваших родителей и от поколения ваших детей. Они никогда вас не поймут, и что бы вы ни делали, это будет их шокировать. А вот ваши деды, наверное, гордились бы вами и говорили бы: «Сразу видна старая порода». Да и ваши внуки будут с завистью вздыхать и говорить:»Эта старая кляча, наша бабка, видно, была ох какая шустрая!» — и будут стараться подражать вам.

Ваши дети скорее всего будут мягкие и чинные какими обычно бывают дети у людей, лишенных сантиментов. И на их беду вы, как всякая мать, по всей вероятности, будете, исполнены решимости — сделать все, чтобы они не знали тех тягот, которые выпали вам на долю. А ведь это неправильно. Тяготы либо обтесовывают людей либо ломают.

Если это бремя досталось мне, значит, оно мне по плечу.

Просто она вела себя... вела себя так, как считала нужным. А наши мужчины ведут себя так, как они считают нужным. Мы не все одинаково думаем и одинаково поступаем, и неверно... неверно, судить о других по себе.

Сильные люди призваны командовать, а слабые — подчиняться.

Всему свой черёд. Тяжелые времена — не навеки.

Красота ещё не делает из женщины леди, а платье — настоящую леди!

Вы либо будете делать деньги неподобающим для дамы способом и всюду встречать холодный приём, либо будете бедны и благородны, зато приобретёте кучу друзей.

Он просто проявлял вежливый интерес к тому, чему другие отдавали душу.

От слёз может быть толк, когда рядом мужчина, от которого нужно чего-то добиться.

Маленький человек должен быть крепок, чтобы выжить среди больших.

И когда происходит что-то неприятное, а ты ничего не можешь поделать, какой смысл кричать и колотить по полу ногами.

Никогда не упускайте случая испытать нечто новое. Это расширяет кругозор.

Какое же это тяжкое бремя — скромность и деликатность.

Сильные люди не любят свидетелей своей слабости.

И взмах её ресниц решил его судьбу.

На предложение руки и сердца благородная леди должна три раза отказаться, и только на четвёртый раз согласиться.

Она убила бы его, если бы могла. Но ей оставалось только уйти, что она и сделала, изо всех сил стараясь сохранить достоинство и с шумом захлопнув за собой тяжёлую дверь.

Вам кажется, что, если вы сказали: «мне очень жаль», все ошибки и вся боль прошедших лет могут быть перечеркнуты, стерты из памяти, что из старых ран уйдет весь яд...

O, это не поддаётся определению. Бывают вещи, которые звучат очень глупо, если их облечь в слова.

Я не из тех, кто лижет плетку, которой его отстегали.

Без денег нельзя быть леди.

Как высоко ценят женщины цепи, которыми они прикованы.

Я не должна думать об этом сейчас. Я обо всем подумаю потом, когда найду в себе силы это выдержать…

Где-то в груди маленьким злым зверьком зашевелилась боль, подкатила к горлу, сжалась комком и притаилась, чтобы того и гляди раствориться в слезах.

Вы как тот вор, который сожалеет не о содеянном, а о том, что попал в тюрьму.

Никогда не буду оглядываться. Слишком это больно, слишком терзает сердце, так что потом ты уже не на что не способен — все и будешь смотреть назад.... Вот что получается, когда оглядываешься назад — на то время, когда ты был счастлив, — одна боль, душевная мука и досада.

Подслушивая, можно порой узнать немало интересного и поучительного.

Если я чего-то хочу, я это беру, так что мне не приходится бороться ни с ангелами, ни с демонами.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...