пятница, 3 июня 2016 г.

Эрих Мария Ремарк (афоризмы)



Приют грёз

Жизнь это чудо, но чудес она не творит.

Женщина может к чему угодно привыкнуть и от чего угодно отвыкнуть, если полагает, что это ей идёт или нет.

Любовь - это борьба. И главная опасность - желание отдать себя целиком. Кто сделает это первым, тот проиграл. Нужно сжать зубы и быть жестоким - тогда победишь.

Но любой мир ничего не стоит, если нет мира в сердце.

Жизнь утекает сквозь пальцы. Когда твоё самое дорогое сокровище у тебя в руках, ты этого не осознаёшь - и понимаешь лишь тогда, когда оно ускользнёт. Тогда настаёт время жалеть себя и жаловаться на судьбу.



Гэм

Кто любит восхождение, должен принять и упадок, ведь то и другое неразделимо. Но восходящий не верит в падение.



Станция на горизонте

Человек должен либо вообще не уезжать, либо вообще не возвращаться, ведь по возвращении никогда не находишь того, что оставил и впадаешь в разлад с собой.

Величайшее заблуждение считать, будто всё ценное долговечно. Апостолы прогресса обманывают этим толпу, которая иначе может взбунтоваться или впасть в уныние. Ценное всегда скоротечно, а посредственность, напротив, устойчива.

Иногда бывает довольно толчка с совершенно неожиданной стороны, чтобы нечто сдвинулось с мёртвой точки.

Когда с человека, таскающего камни, снимаю его бремя, он испытывает облегчение. Когда снимают бремя с души, она стонет. В течение жизни многих поколений мы так отучились от свободы, что балласт воспринимаем как добро. Зачем вы хотите на себя что-то взвалить? Не важно, как течёт река - прямо или с тысячью излучин; главное, чтобы она впадала в море, а не в пруд, который вертит мельницы и в котором мочат лён и полощут бельё.

Нельзя привязываться к людям всем сердцем, это непостоянное и сомнительное счастье. Ещё хуже - отдать своё сердце одному единственному человеку, ибо что останется, если он уйдёт? А он всегда уходит...



На западном фронте без перемен

Как это ни странно, но всяческие беды и несчастья на этом свете очень часто исходят от людей маленького роста; у них гораздо более неуживчивый и энергичный характер, чем у людей высоких.

Все ужасы можно пережить, пока ты просто покоряешься своей судьбе, но попробуй поразмышлять о них - и они убьют тебя.

Сколько всё-таки горя и тоски умещается в двух таких маленьких пятнышках, которые можно прикрыть одним пальцем, - в человеческих глазах.



Возвращение

Власть всегда, всегда одно и то же: одного грамма ее достаточно, чтобы сделать человека жестоким.

Ах, любовь - факел, летящий в бездну, и только в это мгновение озаряющий всю глубину ее!

И если между двумя близкими людьми доходит до того, что они должны обязательно о чем-нибудь разговаривать, то, сколько бы они ни говорили, они никогда ни до чего не договорятся. Говорить хорошо, когда за словами счастье, когда слова льются легко и свободно. А когда человек несчастлив, могут ли помочь ему такие неверные, ненадежные вещи, как слова? От них только тяжелее.

Ах, все мы дети, заблудившиеся, глупые дети, и ночь всегда подстерегает наш дом.



Три товарища

Благоговение к памяти умерших - это ни что иное, как сознание вины перед ними. Люди стараются возместить то зло, которое они причинили покойникам при жизни.

Родиться глупым не стыдно, стыдно только умирать глупцом.

Только глупец побеждает в жизни, умник видит слишком много препятствий и теряет уверенность, не успев ещё ничего начать.

Человеческая жизнь тянется слишком долго для одной любви.

Деньги не приносят счастья, но действуют чрезвычайно успокаивающе.

Для оскорблённого чувства правда всегда груба и почти невыносима.

Человечество создало бессмертные произведения искусства, но не сумело дать каждому из своих собратьев хотя бы вдоволь хлеба.

Только несчастный знает, что такое счастье.

Мораль - это выдумка человечества, но не вывод из жизненного опыта.

Лучше умереть, когда хочется жить, чем дожить до того, что захочется умереть.

Только не принимай ничего близко к сердцу. Ведь то, что примешь, хочется удержать. А удержать нельзя ничего.

Скромность и добросовестность вознаграждаются только в романах.



Возлюби ближнего своего

Странное дело. Самые естественные вещи вгоняют человека в краску, а подлость – никогда.

Смелость – лучшее украшение молодости.

Человеку, плавающему под водой, важно одно – вынырнуть на поверхность. А раскраска рыб ему безразлична.

Жестокий век! Мир укрепляется пушками и бомбардировщиками. Человечность – концентрационными лагерями и погромами. Мы живём в эпоху, когда всё перевёрнуто с ног на голову. Нынче агрессор – покровитель мира, а избитый и затравленный – возмутитель общественного порядка. И подумать только – целые народы верят этому!

Когда рядом кто-то умирает, ты этого не чувствуешь. Вот в чём всё горе жизни! Сострадание ещё не боль. Сострадание – скрытое злорадство. Оно как вздох облегчения: ведь мучаешься не ты и не тот, кого ты любишь.

Злобные люди жёстче, они могут большее выдержать.

Чем примитивнее человек, тем более высокого он о себе мнения… А сомнения и терпимость присущи только истинно культурному человеку. Из-за них-то он и гибнет всякий раз. Вековечный сизифов труд. Одно из самых сложных уравнений человеческого бытия.

Обман должен быть простым. Сложные надувательства почти всегда кончаются провалом.

Чем больше пустяков считаешь везением, тем чаще тебе везёт.

Когда человек боится, то обычно ничего не случается. Неприятности приходят именно тогда, когда их совсем не ждёшь.

Диктаторы не сходят с ума. – Конечно нет. Но они и не становятся разумными.

Иной раз человеку кажется, будто он очень хитёр; именно тогда он обычно и делает глупости.

Человек велик в своих высших проявлениях. В искусстве, в любви, в глупости, в ненависти, в эгоизме и даже в самопожертвовании. Но то, что больше всего не достаёт нашему миру, - это известная, так сказать, средняя мера доброты.

Хорошая память – основа дружбы и гибель любви.

Наши праотцы трепетали перед громом и молнией, перед тиграми и землетрясениями; более близкие предки – перед саблями, разбойниками, мировыми болезнями и Господом Богом; мы же трепещем перед бумажками, на которых что-то напечатано, - будь то деньги или паспорт. Неандертальца убивали дубинкой, римлянина – копьём, средневековый человек погибал от чумы, нас же можно запросто умертвить куском бумаги.

Пока человек жив – ничто не потеряно.

Иногда человек знает, что может поступить только так и не иначе.



Триумфальная арка

И что бы с Вами не случилось - ничего не принимайте близко к сердцу. Немногое на свете долго бывает важным.

Жизнь - это нечто большее, чем свод сентиментальных заповедей.

Когда умираешь, становишься каким-то необычайно значительным, а пока жив, никому до тебя нет дела.

Кто бы мог жить не забывая? Но кто способен забыть всё, о чём не хочется помнить? Шлак воспоминаний, разрывающий сердце. Свободен лишь тот, кто утратил всё, ради чего стоит жить.

От оскорбления можно защититься, от сострадания нельзя.

Жить - значит жить для других. Все мы питаемся друг от друга. Пусть хоть иногда теплится огонёк доброты... Не надо отказываться от неё. Доброта придаёт человеку силы, если ему трудно живётся.

Когда больше ничего не существует, несчастье перестаёт быть несчастьем. Ведь нет ничего, с чем можно его сравнить.

Так бывает всегда: только мелочи объясняют всё, значительные поступки ничего не объясняют.

Женщина от любви умнеет, а мужчина теряет голову.

Дай женщине пожить такой жизнью, которую ты ей предложить не сможешь, и наверняка потеряешь её. Она попытается обрести эту жизнь вновь, но уже с кем-нибудь другим, способным обеспечивать её всегда.

Никогда не стоит мельчить то, что начал делать с размахом.

Можно ревновать к самой любви, отвернувшейся от тебя, но не к её предмету.

Но если кристалл раскололся под тяжким молотом сомнения, его можно в лучшем случае склеить, не больше. Склеивать, лгать и смотреть, как он едва преломляет свет, вместо того, чтобы сверкать ослепительным блеском. Ничто не возвращается. Ничто не восстанавливается.

Любовь не пятнают дружбой. Конец есть конец.

Ни один человек не может стать более чужим, чем тот, кого ты в прошлом любил.



Искра жизни

Ненависть и воспоминания в той же мере, что и боль, способны разрушить надломленное «я».

Что не касается тебя лично, всегда можно осуществлять с безграничным рвением.

Размышления могут изматывать не меньше, чем напряжённый бег.

Леность сердца… страх… симуляция совести… вот, в чём наша беда…

Иногда умирает сотня людей и ничего не ощущаешь, а иногда один, с которым в общем-то не многое тебя связывает, а кажется, будто это тысяча.



Время жить и время умирать

Удивительно, как начинаешь понимать других, когда самому подопрет. А пока тебе хорошо живется, ничего такого и в голову не приходит

Благоразумие и логика плохо вяжутся с утратами и страданием.

Вероятно, каждый человек для одного бывает хорош, а для другого – плох.

Но если бы каждый не старался непременно убедить другого в своей правде, люди, может быть, реже воевали бы.

Уж мы такие! Ужасно боимся собственных чувств. А когда они возникают - готовы считать себя обманщиками.

Есть такое старинное солдатское правило: коли ничего не можешь сделать, постарайся хоть не волноваться.

Так уж человек устроен. Не успеет избавиться от одной опасности, как опять готов рисковать.

Если хочешь, чтобы люди ничего не заметили, не надо осторожничать.

Смеяться ведь лучше, чем плакать. Особенно, если и то и другое бесполезно.

Умирают всегда слишком рано, даже если человеку девяносто.

Ненавидеть! Кто может позволить себе такую роскошь? Ненависть делает человека неосторожным.

Не следует говорить слишком много, и думать тоже… Это ослабляет. Воспоминания тоже… Когда ты в опасности, надо думать только о том, как спастись.

Церковь - единственная диктатура, которая выстояла века.

…старое солдатское правило: действуй, пока никто не успел тебе запретить.



Чёрный обелиск

Добродетель, юность и наивность! три самые большие драгоценности нашей жизни?

Только идиоты утверждают, что они не идиоты. Противоречить им бесполезно.

- Разве камни - живые? - Ну конечно. Они самые живые. Настолько, что они вечны.

В двенадцать лет каждый человек – гений. Он теряет свою оригинальность лишь с наступлением половой зрелости, а она – довольно унылый суррогат утраченной свободы духа.

То, чего не можешь заполучить, всегда кажется лучше того, что имеешь. В этом и состоит романтика и идиотизм человеческой жизни.

Наша беда в том, что нет в нас ни настоящей глупости, ни истинной разумности. А вечно - середка на половине, сидим, как обезьяны, между двумя ветками. От этого устаешь, а иногда становится грустно. Человек должен знать, где его место.

Добро тоже таит в себе опасность, оно может причинить больше разрушений, чем простенькое зло.

Одиночество не имеет никакого отношения к тому, много у нас знакомых или мало.

У каждого своя смерть, он должен пережить ее в одиночку, и тут никто не в силах ему помочь.

Многие люди добры и честны, пока им плохо живется, и становятся невыносимыми, едва только их положение улучшится, особенно в нашем возлюбленном отечестве; самые робкие и покорные рекруты превращались потом в самых лютых унтер-офицеров.

Стань богаче других, если тебя злит их богатство.

Нападай на противника в ту минуту, когда он считает, что уже победил, и в том месте, где они меньше всего ожидает нападения.

В одной этой пресловутой фразе "все пойдет по-другому" заключено универсальное оружие всех демагогов земного шара.

Но, видно, так уж повелось на свете: когда мы действительно что-то начнем понимать, мы уже слишком стары, чтобы приложить это к жизни, так оно и идет - волна за волной, поколение за поколением, и ни одно не в состоянии хоть чему-нибудь научиться у другого.

А жизнь, хорошая или плохая, все равно есть жизнь, это замечаешь, только когда вынужден ею рисковать.

Только если окончательно расстанешься с человеком, начинаешь по-настоящему интересоваться всем, что его касается. Таков один из парадоксов любви.

Никогда не предпринимай никаких сложных ходов, если того же можно достичь гораздо более простыми способами. Это одно из самых мудрых правил жизни. Применять его на деле очень трудно. Особенно интеллигентам и романтикам.

Цинизм - та же сердечность, только с отрицательным показателем.



Ночь в Лиссабоне

«А время — оно не лечит. Оно не заштопывает раны, оно просто закрывает их сверху марлевой повязкой новых впечатлений, новых ощущений, жизненного опыта… И иногда, зацепившись за что-то, эта повязка слетает, и свежий воздух попадает в рану, даря ей новую боль… и новую жизнь… Время — плохой доктор… Заставляет забыть о боли старых ран, нанося все новые и новые… Так и ползем по жизни, как ее израненные солдаты… И с каждым годом на душе все растет и растет количество плохо наложенных повязок…»

Но во время бегства и опасности, в отчаянии как раз и начинаешь верить в чудо: иначе нельзя выжить.

В неприятных воспоминания есть одна хорошая сторона: они убеждают в том, что он теперь счастлив, даже если секунду назад он в это не верил.

В панике человеку кажется, что на него направлены все прожекторы, и весь мир только тем и живёт, чтобы найти его.

Люди в истерике и страхе следуют любым призывам, независимо от того, кто и с какой стороны начинает их выкрикивать, лишь бы только при этом крикун обещал человеческой массе принять на себя тяжёлое бремя мысли и ответственности.

В любви вообще слишком много спрашивают, а когда начинают к тому же докапываться до сути ответов - она быстро проходит.

Ненависть - это кислота, которая разъедает душу, всё равно, ненавидишь ли сам или испытываешь ненависть другого.

Если всё затоплено чувством, места для времени не остаётся, словно достигаешь другого берега, за его пределами.

Когда полностью зависишь от других людей, превращаешься в психолога, тщательно взвешивающего мельчайшие детали, хотя сам в это время едва можешь дышать от напряжения, или, может быть, именно благодаря этому.

Одиночество ищет спутников и не спрашивает, кто они. Кто не понимает этого, тот никогда не знал одиночества, а только уединение.



Жизнь взаймы

Сострадание - плохой спутник, но ещё хуже, когда оно становится целью путешествия.

Пусть её жизнь будет подобна свету без тени, счастью без сожаления, горению без пепла.

Я знаю, что умру. И знаю это лучше тебя, вот в чём дело, вот почему то, что кажется тебе просто хаотическим нагромождением звуков, для меня и плач, и крик, и ликование; вот почему то, что для тебя будни, я воспринимаю как счастье, как дар судьбы.

Жизнь - это парусная лодка, на которой слишком много парусов, так что в любой момент она может перевернуться.

Чтобы что-то понять, человеку нужно пережить катастрофу, боль, нищету, близость смерти.

Почти ни один человек не думает о смерти, пока она не подошла к нему вплотную.

Человек, которому предстоит долгая жизнь, не обращает на время никакого внимания, он думает, что впереди у него целая вечность. А когда он потом подводит итоги, то оказывается, что всего-то у него было несколько дней или в лучшем случае несколько недель.

На самом деле человек счастлив только тогда, когда меньше всего обращает внимания на время и когда его не подгоняет страх.

Всё на свете содержит в себе свою противоположность; ничто не может существовать без своей противоположности, как свет без тени, как правда без лжи, как иллюзия без реальности, - все эти понятия не только связаны друг с другом, но и неотделимы друг от друга.



Земля обетованная

Надежда доканывает человека вернее всякого несчастья.

Пока ты жив, ничего не потеряно до конца.

Человек вообще не меняется. Когда его совсем прижмёт, он клянётся начать правдивую жизнь, но дай ему хоть чуток вздохнуть, и он разом забывает все свои клятвы.

Одиночество - это болезнь, очень гордая и на редкость вредная.

Беден тот, кто уже ничего не хочет.

Чтобы жить без корней, надо иметь сильное сердце. Память - лучший фальсификатор на свете; всё, через что человеку случилось пройти, она с лёгкостью превращает в увлекательные приключения; иначе не начинались бы всё новые и новые войны.

Эмоции, равно как и заботы, омрачают ясную голову. Всё ещё сто раз переменится.

Помощь приходит, только когда она не нужна.

Кто научился ждать, тот надёжнее защищён от ударов разочарования.

Все гениальные идеи просты. Потому-то они так тяжело и даются.

Бойся собственной фантазии: она преувеличивает, преуменьшает и искажает.

Чтобы от себя убежать, надо знать, кто ты такой. А так получается только бег по кругу.

Бедность учит благодарности.

О смерти не разглагольствуют. Это предмет для светской беседы прошлого столетия, когда смерть, как правило, была следствием болезни, а не бомбёжек, артобстрелов и политической морали уничтожения.

Собственность стесняет свободу.

Надежда умирает тяжелее, чем сам человек.

Разум и терпимость всегда были в меньшинстве.

Стратегия в голове - половина успеха.

Самая большая опасность подстерегает того, кто думает, будто он уже спасся.

Кто думает о будущем, тот не умеет распорядиться настоящим.

Из первобытного страха смерти любовь выращивает страх за другого, страх за любимого человека.

Ничего не страшно, пока ты здоров.

Кто любит, тот не пропащий человек, даже если его любовь обернулась утратой; что-то всё равно останется - образ, отражение, пусть даже омрачённые обидой или ненавистью, - остаётся негатив любви.

Живи настоящим и думай только о нём; будущее само о себе позаботится.

Память самый подлый предатель на свете.



Тени в раю

Не стоит заглядывать чересчур глубоко в душу, иначе скоро наткнёшься на решётку, которая ведёт в подземные каналы, где текут нечистоты.

Счастье не стабильное состояние, а лишь зыбь на воде.

О счастье можно говорить минут пять не больше. Тут ничего не скажешь, кроме того, что ты счастлив. А о несчастье люди рассказывают ночи напролёт.

Все громкие слова о счастье бледнеют перед словом "болезнь".

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...

Еще в этом блоге